Что не понял, в чем заблуждался и почему лукавил эксперт

Леонид Дода, ответственный исполнитель направления в Проекте.

Ответы Эксперту №6, давшему заключение №2014-14.577.21.0109-1-006 по отчетным материалам и результатам работ промежуточного этапа №1 по государственному контракту между Министерством образования и науки и Тульским государственным университетом от 22.09.2014г. №14.577.21.0109

Геофизика с самого своего рождения считалась «порядочной наукой» только в среде геофизиков и неспециалистов, далеких от неё. Построенная в основном на гипотезах, щедро подпитываемая знаниями других наук (в первую очередь геологии, физики, механики, химии, математики), она так и не приобрела «своего лица».

Но как только появлялись противоречия с экспериментальными фактами и наблюдениями – придумывались и множились новые гипотезы для их объяснения и обоснования. Новые подходы, идеи и знания, объяснявшие «геофизические парадоксы», нещадно критиковались, и в конечном счете, отвергались, часто не дождавшись признания.

Именно в такой ситуации оказался наш Проект. Целых 6 экспертов, пребывающих в плену устаревших знаний (гипотез) и геофизических представлений (скажу скромно заблуждений), не смогли уловить то рациональное семя, из которого может прорасти удивительное древо, уже сейчас пустившее мощные ростки, активно культивируемые «шустрыми забугорными садоводами на своей щедро сдобренной валютными вливаниями почве».

Вовсе не случайно у эксперта №6, который даже не удосужился до конца прочесть представленные материалы, появлялись вопросы, на которые он сам давал не выдерживающие критики ответы.

Постараемся на них ответить с позиций наших представлений и оценок наработанного в Проекте научно-технического задела:

«Авторы проигнорировали работы, показывающие, что краткосрочный прогноз ЗМТ не возможен в принципе» (п.2.5).

При этом эксперт ссылается на немногочисленные работы в области сейсмопрогноза профессоров Короновского Н.В. и Наймарка А.А., представителей кафедры динамической геологии МГУ им. М.В. Ломоносова. Уважая заслуги и достижения упомянутых авторов в геологии, описании геофизической среды, педагогической деятельности, следует заметить, что специалистами по прогнозированию ЗМТ они не являются, ни одного оправдавшегося прогноза в своем активе (если такой есть) не имеют. Поэтому прогноз ЗМТ и обоснование его принципиальной невозможности для них скорее невинное развлечение.

В таком случае, почему бы не сослаться на успешный опыт 20-летнего тестирования алгоритмов прогноза ЗМТ магнитудами М8.0+ и MSc5+ доктора В. Кособокова из Института теории прогноза РАН [ДАН.2015. Т.460. №6. С.710-713], других успешных прогнозистов: акад. Федотова С.А., Шебалина П.Н.

Исполнители Проекта также имеют в своем активе за период 2007 – 2010гг. не менее 26 реализованных прогнозов, зарегистрированных в РЭС, в том числе катастрофических ЗМТ (ДАН. 2013. Т453. №5. С.551-557). В Отчете, разделы 3.1.4, 5.1 – 5.3 и в работах из списка использованных источников отмечены успешные результаты Исполнителей по Тайваньскому и Японскому сейсмопрогнозным экспериментам.

Эксперт же в качестве   единственного (по его мнению) в мировой практике успешного прогноза ЗМТ приводит Хайчэнское событие 4 февраля 1975 года в Китае. При этом даже не подозревая, что указанный прогноз пролонгировался 5 раз (суммарно на 3 месяца), и оправдался чуть ли не благодаря мудрому руководству председателя Мао и народным приметам (змеи покинули свои убежища в феврале). А Таншаньское ЗМТ 27 июля 1976, произошедшее на следующий год и унесшее жизни более 655 тыс.(!) человек, почему-то не упоминается. Это к вопросу об устойчивости признаков (биопредвестников) ЗМТ.

О другом, более впечатляющем эпизоде с лягушками, которые за 2 недели до Сычуаньского ЗМТ 12 мая 2008 покинули места своего обитания, мало кто знает. В результате катастрофического ЗМТ погибло более 87 тыс. человек. Снимок с сотнями лягушек, заполонивших дороги и площади в городке ~ 100 км. от будущего эпицентра сейсмического события, за неделю до ЗМТ автору прислал китайский коллега (рис.1.1). С коллегой пошутили: «Встречают олимпийский огонь». Китай готовился к проведению «Олимпиады-2008». Другие признаки подготовки возможного мощного ЗМТ (ОСТИ, гравика, протоны, деформации) также вызвали у нас тревогу (рис.1.2-1.3). Замечу, некоторые признаки были обнаружены до события.

Лягушки предупреждали
Рис. 1.1. Лягушки предупреждали о грядущем катаклизме. Их не поняли…
Землетрясение в Сычуане
Рис. 1.2. Геофизические признаки подготовки ЗМТ в Сычуане 12 мая 2008 магнитудой М7.9

Облачные сейсмоиндикаторы ЗМТ в Сычуане 12.05.2008 М7.9Рис.1.3. Облачные сейсмоиндикаторы ЗМТ в Сычуане 12.05.2008 М7.9

Когерентность аномальных признаков ПВЗ, аномальных амплитуд гравиметрии в Туле на станции ШГМ-3 и детекторов ATROPATENA в Баку, деформаций на станции Баксан, ОСТИ на интервале 30.04.2008 – 8.05.2008 сигнализировали о приближении мощного землетрясения на планете. Одной из возможных зон по биопредвестникам и облачным сейсмоиндикаторам (рис. 1.3) мы считали регион восточной окраины Тибетского плато.

Воистину, «бывают странные сближенья…». Семь лет спустя, день-в-день 12 мая 2015, произошло мощное ЗМТ в Японии магнитудой М6.8, которое спрогнозировано нами по разработанной Эмпирической схеме краткосрочного прогноза землетрясений (увы, без лягушек и биопредвестников, которые наверняка должны были проявить себя). О нем будет сказано дальше. Отметим еще одну особенность. Перед Сычуаньским ЗМТ 7 и 9 мая 2008 на Хонсю и Гуаме произошли мощные ЗМТ магнитудами М6.9 и 6.8. И если проводить аналогии, то катастрофическое ЗМТ в Непале 20.04.2015 М7.8, унесшее жизни более 8.8 тыс. человек, можно сравнивать с Сычуаньским ЗМТ.

«Ни теоретических, ни ЭМПИРИЧЕСКИХ оснований ожидать практически точных, устойчиво надежных прогнозов сейсмокатастроф пока нет» (Общие комментарии, п.1).

А это лукавство со ссылкой на упомянутых ранее авторов: Н.В. Короновский, А.А. Наймарк. Непредсказуемость землетрясений как фундаментальное следствие нелинейности геодинамических систем. [Вест. Моск. Ун-та.  Сер.4. Геология. 2012. №6. С.3-12], озвучивших и в очередной раз «обосновавших» печально – известный тезис Р. Геллера (R.J.Geller) о принципиальной невозможности прогноза ЗМТ. Эксперту должно быть известно (если материалы Отчета действительно им были прочитаны), что Исполнителями ПНИ Додой Л.Н., Натягановым В.Л. и Степановым И.В. разработана «Эмпирическая схема краткосрочного прогноза ЗМТ» (ДАН. 2013. Т.453. №5. С. 551-557), прошедшая тестирование на ряде успешных сейсмопрогнозных реализаций, список которых на сегодня достигает 51 (Отчет, раздел 23.1, Таблица 23.1). Далее по тексту дается её сокращенное название «Схема».

В соответствии с требованиями и мероприятиями ТЗ, этапа №2 ПНИ, с января по июнь 2015 года проведена верификация указанной Схемы на примере 42 глобальных ЗМТ магнитудами М (6.2-7.8), произошедших на Земле за указанный период (Рис.2. Карта-схема глобальной сейсмической обстановки). Верификация Схемы подтвердила геомагнитно- меридиональную направленность запуска всех 42 событий на 14-е или (и) 21-е сутки после сейсмоэффективных геомагнитных возмущений по соответствующим сейсмомагнитным меридианам (СММ), рассчитанным по Методике, изложенной в Отчете раздел 7.1.1. Результаты оценки и верификации одной из основных закономерностей Эмпирической схемы, позволяющей вычислять потенциальные даты ЗМТ, в графическом виде представлены на картах и схемах рис. 3, 4.

Анализ показывает, что представленные на рис. 2, 3, 4 материалы дают графическую иллюстрацию доказательства следующего формализованного Утверждения 1: для любой 4-х мерной точки S(i) из множества сейсмических событий {S} найдется на геоиде сферический пояс SМ (l, ∆l, d, j) из множества СММ {SМ}, соответствующий лагранжевой точке (ЛТ) L(j) и образуемой в её окрестности области поляризации P(L(j)), накрывающий указанную точку S(i). Здесь l – долгота СММ на экваторе, равная 7×к×ωι, к = 1,2,3, ωι – средняя угловая скорость смещения ЛТ L(j) на восток по вращению Земли, равная ~ 26º/cут; ∆l – ширина сферического пояса, равная ± (7º-10º), с возможностью уменьшения до 7º (~ 770 км.); d – дата геомагнитного возмущения, запустившего сейсмоэффективный СММ; j – атрибутивный номер СММ и ЛТ в базе данных, которая ежедневно обновляется и наполняется новыми СММ и ЛТ на основе анализа и оценки геофизических данных и признаков. Обратное Утверждение 1R (если…, то…) суть решение задачи прогноза ЗМТ  по дате (валидация).

Верификация Схемы по месту проведена на основе следующего Утверждения 2: для любой 4-х мерной точки S(i) в сферическом поясе   соответствующего ей сейсмоэффективного меридиана М(j) найдется круг R (i, j) радиусом (7º-10º), центрированный на точку пересечения СММ с участком границы литосферной плиты P(b) или блока B(p), а в случае их меридионального простирания – в прилегающей к ним ɛ-окрестности, накрывающий указанную точку S(i). Обратное Утверждение 2R (если…, то…) является решением задачи прогноза ЗМТ по месту (валидация). На картах рис. 2,3,9,10 подобная процедура легко представима.

Наконец, верификация Схемы по магнитуде проведена с использованием следующего Утверждения 3: в круге R (i, j) или прилегающем участке плиты или блока гарантированно найдется облачная структура, трассирующая (повторяющая) текстуру указанных тектонических элементов протяженностью D километров, определяющая потенциальную магнитуду события S(i) по формуле M(S(i)) = ln (D/Do) ± 0.2, где Do=1км. Обратное Утверждение 3R (если…, то…) позволяет решить задачу прогноза ЗМТ по магнитуде (валидация). ОСТИ, представленные на рис. 4, 5, 9, 10 наглядно демонстрируют данное утверждение.

Разработанные с использованием ГИС – технологий на основе концепции сейсмотектогенеза (СТГ) тематические продукты, Каталог ОСТИ, сформированные базы данных ЗМТ, СММ, ОСТИ, позволяют успешно решать обозначенные выше задачи верификации и валидации Эмпирической схемы краткосрочного прогноза ЗМТ.

Пять событий, из отмеченных выше 42, были реализованы в прогнозном режиме с использованием разработанных и усовершенствованных в ПНИ Методик. Это ЗМТ №№ 9, 23, 35, 41, 42, показанные на Карте глобальной сейсмической обстановки (рис.2). Проведен анализ признаков катастрофического ЗМТ в Непале 25.04.2015 магнитудой М7.8 (событие № 26). ОСТИ протяженностью ~ 3000 км., трассировавшие Гималайскую горную систему с выходом на Мьянму, обнаружены на спутниковых изображениях облачного покрова 13.04.2015 (рис. 1.4) и вызвали определенное беспокойство в связи с возможным мощным ЗМТ в Тибетско-Гималайской зоне. Фрагменты сейсмоэффективных СММ для сейсмических событий на интервале апрель-май 2015, композиты ОСТИ и других геофизических признаков по ЗМТ № 9, 35 в Японской зоне приведены на рис. 3, 4, 5, 6, 7.

ОСТИ и смещения земной поверхности по данным спутника Sentinel-1 на примере ЗМТ в Непале 25.04.2015 магнитудой М7.8
Рис. 1.4. ОСТИ и смещения земной поверхности по данным спутника Sentinel-1 на примере ЗМТ в Непале 25.04.2015 магнитудой М7.8

Для Эксперта №6, многих сейсмологов и геофизиков, кто уверен, что краткосрочный прогноз невозможен, приведу любопытный факт. В рамках сопровождения нами прогноза А. Любушина возможного повторного мощного магнитудой больше М8.5 ЗМТ в Японии, с 21 июля 2011г по 1 июля 2015г из ВОСЕМНАДЦАТИ мощных ЗМТ магнитудой больше М6.2, представленных магнитудным рядом М6.7/6.9 (2011г) – 6.9/6.8/6.4/7.3 (2012) – 6.9/6.5/7.1 (2013) – 6.5/6.3/6.7/6.3/6.2 (2014) – 6.7/6.8/7.8 (июль 2015), ПЯТНАДЦАТЬ событий произошли в соответствии с прогнозами, зарегистрированными в РЭС и КПЦ ИФЗ. Был один пропуск цели 2.02.2013-М6.9-Хоккайдо и два прогноза не прошли по магнитуде, хотя по дате и месту оправдались. Результат, достойный удивления, и едва ли будет получен кем-либо из современных прогнозистов в ближайшие 10 лет.

Эксперимент продолжается с целью упреждения отмеченного возможного катастрофического ЗМТ в зоне Канто, возможность которого не отрицается и японскими геофизиками, но в ближайшие 30 лет магнитудой М7.5+.

Два события, 16.02.2015-М6.7 и 12.05.2015-М6.8, считаются прогнозными реализациями проведенной на этапе №2 ПНИ валидации эмпирической схемы и являются прекрасной наглядной иллюстрацией Утверждений 1,2,3R. Несколько слов о них будет сказано далее.

Карта глобальной сейсмической обстановки за январь – май 2015
Рис. 2. Карта глобальной сейсмической обстановки за январь – май 2015

 

Карта соответствия СММ и произошедших в апреле – мае 2015 ЗМТ
Рис. 3. Карта соответствия СММ и произошедших в апреле – мае 2015 ЗМТ

Обозначения: границы литосферных плит показаны линиями красного цвета; СММ1, 2, 3, 4, 5 – параметры сейсмомагнитных меридианов запуска ЗМТ (в строке через дефис: дата, параметры геомагнитных К-индексов, долгота на экваторе, потенциальные даты ЗМТ по 14 или 21 суточным гармоникам ± 2 сут.); оцифрованные розовые кружки, «нанизанные» на СММ1, 2, 3, 4, 5 есть инициированные на 14 или 21 сут. соответствующими СММ землетрясения, которые обозначены оранжевыми кружками с атрибутивными данными: датой, магнитудой, местом.

Карта соответствия СММ и произошедших ЗМТ в мае – июне 2015
Рис. 4. Карта соответствия СММ и произошедших ЗМТ в мае – июне 2015

Расшифровка обозначений приведена на рис. 3

Геофизические признаки подготовки ЗМТ в Японии 12.05.2015 М6.8
Рис. 5. Геофизические признаки подготовки ЗМТ в Японии 12.05.2015 М6.8
Динамика формирования ОСТИ ЗМТ 16.02-М6.8
Рис. 6. Динамика формирования ОСТИ ЗМТ 16.02-М6.8
Динамика формирования ОСТИ ЗМТ 12.05.2015-М6.8
Рис. 7. Динамика формирования ОСТИ ЗМТ 12.05.2015-М6.8

Прогноз ЗМТ в Японии 12.05.2015-М6.8 (событие №35 на Карте глобальной обстановки (рис.2) и №12 на Карте СМО (рис.3)) был разработан 17 апреля 2015г. 19 апреля зарегистрирован в РЭС и КПЦ ИФЗ РАН, с подтверждением 3.05.2015 актуальности прогноза до 10.5.2015±2. 22.04.2015 выставлен в сети Интернет на страничке автора в facebook и представлен на Ассамблее WGISS-2015 (Цукубо, Япония) за сутки до ЗМТ (рис. 8) в докладе сотрудника НЦ ОМЗ Роскосмоса Тамары Ганиной. В докладе были отражены основные результаты исследований по сейсмопрогнозной тематике Исполнителей ПНИ Доды Л.Н., Степанова И.В. и Натяганова В.Л. Произошедшее на следующий день 12 мая 2015 в прибрежной зоне о-ва Хонсю в ~ 420 км. от Цукубо мощное ощутимое ЗМТ интенсивностью +5 баллов вызвало бурное обсуждение среди участников конференции. Один из эпизодов этого обсуждения приведен ниже. На врезке сообщение участника конференции доктора Gabor Remetey из Института геофизических исследований Венгрии на его страничке в сети Интернет. Подобное сообщение у Y. K. Enloe из Центра Годдарда (США) и многих других участников Ассамблеи WGISS-2015.

Обсуждение прогноза японского ЗМТ 12.05.2015 в социальных сетях
Рис. 8. Обсуждение прогноза японского ЗМТ 12.05.2015 в социальных сетях

Высокую оценку разработанным методикам прогнозирования ЗМТ по результатам проведения Тайваньского эксперимента в 2009-2010гг дали тайваньские специалисты (рис. 9 и 10). Из восьми заявленных прогнозов – семь получили подтверждение в виде ЗМТ магнитудами М (6.1-7.0) при одном пропуске цели [Acta Astronautica. 69 (2011). P. 18-23], [Отчет, 3.1.4].

Презентация прогноза 9.04.2010 в Морском бюро Тайваня
Рис. 9. Презентация прогноза 9.04.2010 в Морском бюро Тайваня
Оценка результатов Тайваньского эксперимента тайваньскими коллегами («сработано на большой»). Прогноз оправдался: 26.04.2010 – М6.4 – ю/в Тайваня
Рис. 10. Оценка результатов Тайваньского эксперимента тайваньскими коллегами («сработано на большой»). Прогноз оправдался: 26.04.2010 – М6.4 – ю/в Тайваня

Следует заметить, исполнителями ПНИ с 2002 года по настоящее время в Камчатской зоне (включая Охотоморскую) не пропущено ни одного из 6 мощных ЗМТ с М7+, зарегистрированных в РЭС. Пролонгированный прогноз последнего из них, произошедшего 24 мая 2013 магнитудой М8.3 в Охотском море, был зарегистрирован в РЭС 20.05.2013 (рис. 11) и выставлен на сайте Центра «Прогноз» Тульского госуниверситета www.nadisa.org. Признаки, логистика и технология разработки прогноза Охотоморского ЗМТ отражены в Отчете раздел 5.4. Заметим, по  долгосрочным прогнозам академика Федотова С.А., докторов Кособокова В.Г., Любушина А.А. и других на Камчатке ожидается разрушительное ЗМТ магнитудой М7.5+. Опыт сейсмопрогнозного мониторинга, наработки Исполнителей ПНИ по данному сейсмоопасному региону должны быть востребованы Институтами РАН геофизического профиля, МЧС, региональными органами власти и другими заинтересованными ведомствами. Увы, пока такого интереса и стремления нет.

Заявка в РЭС и КПЦ РАН прогноза по Камчатке
Рис. 11. Заявка в РЭС и КПЦ РАН прогноза по Камчатке

 

Поэтому выводы эксперта о том, что «нет оснований считать обоснованным выбор и верификацию направления будущих исследований по адекватности среднесрочных и краткосрочных предвестников ЗМТ (п.3.3)» и «востребованность полученных в ходе реализации проекта результатов низкая, не имеет перспективы даже в краткосрочном периоде (п.3.3)», мягко говоря не обоснованы. Приведенные факты, письма Исполнителю ПНИ Л. Доде от участников WGISS-2015 и других представительных зарубежных и российских конференций, обсуждение в электронных средствах, на различных форумах, говорят об обратном.

Интригующим оказался вывод эксперта о том, что «с определением места и силы будущих ЗМТ вопрос остро не стоит» (Общие комментарии, п.1). При этом эксперт явно не осознает тот факт, что в краткосрочном и оперативном прогнозировании ЗМТ это наиболее сложная задача, а ссылка на карты сейсмического районирования ОСР-97 под ред. В.И. Уломова является очередным заблуждением, говорящем о его абсолютной некомпетентности в данном вопросе. Системный анализ показывает, что результаты Глобальной программы оценки сейсмической опасности (GSHAP, 1992-1999), участниками и разработчиками которой являются и российские сейсмологи (в т. ч. из коллектива В.И. Уломова), и которая является зарубежным аналогом программы сейсмического районирования ОСР-97, разработанной под руководством В.И.Уломова, противоречит фактическому возникновению сильных ЗМТ. Так, с 1999 года все 60 ЗМТ магнитудами М7.5+ были «сюрпризами» для карт GSHAP, а в половине случаев это были «большие сюрпризы», когда происходили разрушительные ЗМТ в зонах, где они не ожидались. Каждое из 12 наиболее смертоносных ЗМТ в 2000-2011гг (суммарное количество погибших более 700 тыс. человек) говорило о том, что результаты GSHAP, а также лежащие в её основе методологии глубоко ошибочны и неприемлемы для оценивания риска [В. Г. Кособоков, А. К. Некрасова. Вопросы инженерной сейсмологии. 2011. Т.38. №1. С.65-76]. ЗМТ в Корякии 20.04.2006-М7.8, отнесенное по ОСР-97 к 8 бальной зоне, реально имело 9-9.5 баллов. Вывод ясен.

«Оценивая» Каталог типовых ОСТИ для различных сейсмоопасных регионов планеты (Общие комментарии, III-2), который действительно является уникальным явлением в геофизике, а точнее в новой зарождающейся науке Метеотектонике, эксперт и вовсе продемонстрировал абсолютное незнание материалов Отчета. В частности, в п. III-3 приводятся рассуждения об использовании ОСТИ для определения места ЗМТ. В разработанной концепции сейсмотектогенеза и на её основе – эмпирической схемы краткосрочного прогноза ЗМТ – ОСТИ используются для определения потенциальной магнитуды ЗМТ, кинематических параметров взаимодействия литосферных плит, а в совокупности с другими геофизическими признаками – для локализации места ЗМТ, в отдельных случаях с точностью до ~ 200 км. (Отчет, раздел 3.1). Приведенный экспертом пример композита №3 из Каталога со врезкой карты оценки потенциально опасной зоны Камчатки по А. Любушину (рис. 12) абсолютно им не понят. Приведенный углообразный ОСТИ являлся типовым для Камчатки при подготовке мощных ЗМТ. Одна из потенциально опасных зон возникновения мощного ЗМТ М8+ «засвечена» по методике А. Любушина и показана на карте-врезке фиолетовым цветом. В случае возникновения подобных структур, в комплексе с другими признаками, ОСТИ может служить предвестником мощного ЗМТ на Камчатке. Аналогичный случай формирования углообразного ОСТИ имел место перед ЗМТ в Тохоку 11.03.2011-М9.0, магнитуду которого предсказал А. Любушин. Углообразный ОСТИ (Каталог № 12,13) наблюдался над Хонсю за 21 сутки до ЗМТ (рис. 13).

Тематический продукт на основе ОСТИ и СММ по землетрясениям на Камчатке и в Охотском море. Каталог типовых ОСТИ, композит №3

Рис. 12. Тематический продукт на основе ОСТИ и СММ по землетрясениям на Камчатке и в Охотском море. Каталог типовых ОСТИ, композит №3

 

Тематический продукт на основе ОСТИ и СММ по катастрофическому ЗМТ в Тохоку, Япония. Каталог типовых ОСТИ, композит №13. Впервые опубликован в журнале [Наука и технологические разработки. 2011. Т. 90. №1. С. 35-44]
Рис. 13. Тематический продукт на основе ОСТИ и СММ по катастрофическому ЗМТ в Тохоку, Япония. Каталог типовых ОСТИ, композит №13. Впервые опубликован в журнале [Наука и технологические разработки. 2011. Т. 90. №1. С. 35-44]

Увы, всего этого эксперт так и не понял, многозначительно отметив: «никакой связи я здесь (между картами распределений А. Любушина и ОСТИ) не вижу». А далее ещё более удручающий вывод: «Подобные замечания можно отнести и к другим 43 примерам из Каталога». Это несмотря на то, что в 80% случаев для событий магнитудами М6+ ОСТИ давали потенциальную магнитуду в пределах точности метода +-0.2М. Эксперт даже не представляет и не желает вникнуть в то, что в Каталоге содержатся не «просто спутниковые изображения земной поверхности и облачного покрова, некоторые другие тектонические элементы» (так им было заявлено в п. III-2). Тематически обработанные с использованием разработанных Исполнителями Проекта ГИС-технологий тематические продукты (композиты) позволяют проводить анализ и прогноз сейсмомагнитной обстановки, путем систематизации и математических методов обработки спутниковых изображений формировать эталоны ОСТИ для конкретных сейсмоопасных регионов планеты (в Каталоге их 10), в комплексе с другими тематическими продуктами путем наращивания информационных слоев выявлять новые прогнозные признаки. В перспективе предполагается перейти к автоматизированному выявлению ОСТИ на космоснимках облачности с использованием информации со специальных спутниковых датчиков, испытания которых проведены в 2-х экспедициях российских космонавтов на МКС (Отчет, раздел 22.5), и методов распознавания образов. Эти задачи предусматривается решить на последующих этапах ПНИ. Аналогов подобного Каталога в мировой практике геоинформационных технологий пока нет. Некомпетентность эксперта в данной предметной области не позволила ему оценить возможности Исполнителей и полученные результаты по геоинформационному обеспечению решаемых в Проекте задач. Но ведь можно было получить консультацию у специалистов.

«…Здесь многое непонятно…. Могут ли коррелировать явления различной природы в регионах, отстоящих на более чем 7 тыс. км.» (п. 2.4).

Да, могут! Так как являются реакцией (откликом) на глобальные геофизические аномалии, результатом воздействия которых на геооболочки являются процессы подготовки и запуска ЗМТ. Например, аномальное перемещение масс в теле Земли и, как следствие, появление нестабильностей в её вращении (рис. 14, 15), коррелирует с откликом в гравитационном поле (рис. 16, 17), аномальной диффузией протонов     (рис. 18) и эманациями радона (рис. 19). Когерентность аномалий в различных классах признаков на отдельных участках указывает на     приближение мощного ЗМТ. Геомагнитные возмущения, проявляющиеся в виде аномальных значений параметров полевых структур практически всех геооболочек. Одним из важных результатов, полученных в ПНИ, является разработанный способ и метод выделения подобных аномалий в структуре геофизических данных, принимаемых и обрабатываемых с помощью сформированной наземно-космической системы сейсмопрогнозного мониторинга (НКС СПМ). Автоматизированный сбор, первичная обработка, хранение, анализ и тематическая обработка геофизических данных с НКС СПМ, используемых при разработке прогнозов, являются основными задачами, которые должны быть решены в Проекте. В том, что цель достижима, а перечисленные задачи решаемы, убеждают десятки оправдавшихся прогнозов (Отчет, раздел 23.1, таблица 23.1).

График вариаций траектории геополюса в марте-апреле 2015г
Рис. 14. График вариаций траектории геополюса в марте-апреле 2015г
График вариаций Чандлеровской траектории геополюса в мае 2015г
Рис.15. График вариаций Чандлеровской траектории геополюса в мае 2015г

 

Данные гравиметрических измерений на тульской станции  ШГМ-3, канал 4 за апрель 2015
Рис. 16. Данные гравиметрических измерений на тульской станции
ШГМ-3, канал 4 за апрель 2015
Данные гравиметрических измерений на тульской станции           ШГМ-3, канал 4 за май 2015
Рис. 17. Данные гравиметрических измерений на тульской станции ШГМ-3, канал 4 за май 2015

Выделенные на рис.13,14 красным цветом аномальные интервалы гравики коррелируют с аномалиями в других классах признаков (георотационных, протонных, радона, атмосферы, ОСТИ), отраженных на рис.4,5,11,12,15,16.

Данные протонных измерений со станций в Италии (s6) – верхняя панель, Алтае (s5) – 2 средних, Камчатке (s1) – нижняя, в апреле-мае 2015
Рис. 18. Данные протонных измерений со станций в Италии (s6) – верхняя панель, Алтае (s5) – 2 средних, Камчатке (s1) – нижняя, в апреле-мае 2015
Графики измерений концентрации радона на станции в Альпах.
Рис. 19. Графики измерений концентрации радона на станции в Альпах.

 

Обобщающие выводы по замечаниям эксперта №6 следующие:

  1. Поверхностное, фрагментарное изучение экспертом материалов Отчета не позволило ему в должной мере, квалифицированно, дать адекватные оценки результатов заявленных материалов исследований.
  2. По многим вопросам эксперт проявил абсолютную некомпетентность и безответственность. Не осознавая, что на основе его экспертного заключения может быть принято неверное решение по Государственному контракту. Возможно, наоборот, очень хорошо осознавая…
  3. Риски получения заявленных в ТЗ и материалах Отчета результатов на последующих этапах ПНИ, оцененные экспертом как «достаточно великими», абсолютно не обоснованы, не подтверждены убедительными аргументами, и более того, говорят о его волюнтаризме.

Автор:  Леонид Дода.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.